wrapper

Понедельник, 14 июня 2021 00:00 Прочитано 381 раз

«Святые девяностые». Террористический акт в Будённовске 14-19 июня 1995 года

14 июня 1995 года в Буденовске начался один из самых чудовищных терактов России. Террористический ужас длился пять дней, с 14 по 19 июня 1995 года.

«Мразь за расстрел женщин и детей заслуживает лишь уничтожения… Он держит Россию за ухо, забыв, что другого Шамиля Ермолов заставил подползать к русскому генералу на коленях... »

Генерал Лев Рохлин во время Будённовских событий

Это был первый крупный террористический акт в истории постсоветской России.

Террористы численностью 195 человек возглавляемые Шамилем Басаевым, совершили нападение на российский город Будённовск (Ставропольский край). Они согнали более 1600 мирных жителей в городскую больницу и взяли их в заложники. Тех кто не соглашался идти, расстреливали.

Чеченские лидеры бандформирований определили ряд городов России для нападений. Конечной целью задуманного было желание добиться отделения Чеченской Республики от Российской Федерации.

Басаев взялся быть первым...

В 8.30 14 июня 1995 года более 160 человек на трёх автомашинах «КамАЗ» и автомашине ВАЗ-2106, переоборудованной под автомобиль милиции с действующими сотрудником ГАИ выехали в Ставропольский край. Проехали несколько блокпостов, где милиционер договаривался о быстром проезде без тщательного осмотра.

В Будённовске боевики расстреляли работников ГАИ, находившихся в замыкающем автомобиле, после чего двинулись в направлении Будённовского РОВД. Там они обстреляли здание из гранатометов и автоматического оружия, затем ворвались в здание, уничтожив тех, кто там находился и оказывал сопротивление. Бой в здании РОВД и на прилегающих улицах продолжался в течение 15 минут, после чего боевики захватили в заложники работников паспортно-визовой службы, буфета, посетителей райотдела.

Часть боевиков ворвалась в здание городской администрации, где захватила в заложники её работников и посетителей. Произошли также нападения на Дом детского творчества, пожарную часть, здания инкассации, Сбербанка, Промстройбанка, медицинского училища и другие расположенные недалеко от администрации города организации.

В плену у террористов оказалась и корреспондент «АиФ-СК» Светлана Болотникова, тогда ей было всего 15. Спустя четверть века она вспоминает, как это было:

«Четыре дня до выпускного в девятом классе. Я спешу на первое в жизни интервью в здании узла связи Будённовска — занимаюсь в школьном кружке журналистики. Из села Прасковея, где живу, в город подвозит сосед. По дороге замечаем низко кружащие военные вертолёты. Удивляемся. Дальше — больше. На повороте с трассы в город — красные «Жигули» с вооружённым человеком за рулём. Он трогается за нами, отрезая путь назад. А развернуться и поехать прочь очень хочется: по правой стороне дороги — расстрелянные автомобили, трупы людей. Не покидает чувство, что попали на съёмочную площадку какого-то фильма о войне. Подъезжая к перекрёстку с улицей Пушкинской, ведущей к центральной площади города, видим за рулём нашего прасковейского автобуса убитого водителя и окончательно понимаем: в городе бандиты. А вот и они, идут к нам, кричат что-то на незнакомом языке, останавливают машину.

Под дулом автомата выводят из машины и ведут на площадь Ленина. Сзади и сбоку — боевики. В верхних окнах здания администрации города и района — такие же бородачи с автоматами. Вокруг — толпа испуганных людей, не понимающих, что происходит. Всех загоняют в закоулок за зданием администрации. Слева — тот самый узел связи, куда я спешила. Нас усаживают рядом с бензовозом, и мы несколько часов сидим на асфальте под палящим солнцем. В тени лежит и громко стонет окровавленная женщина. Вверху кружатся вертолёты. Те самые, что бомбят сепаратистов в Чечне. Боевики психуют и пускают очереди вверх».

Бандиты разместили около 600 заложников вокруг автомобильной цистерны с топливом, которую угрожали взорвать в случае попытки освобождения.

Затем были взяты в заложники ещё около 650 больных и 450 работников Будённовской центральной районной больницы, все захваченные в городе заложники были сопровождены колонной в здания больничного комплекса города, где удерживались с 14 по 19 июня 1995 года. Всего по пути в больницу бандиты убили более 100 человек.

Светлана Болотникова«Нас выстраивают в колонну, которая на несколько кварталов растягивается по улице Пушкинской до перекрёстка с проспектом Калинина. Он ведёт к районной больнице на окраине города. Тех, кто пытается бежать, на месте расстреливают. Всего, как я потом узнаю, в теракте погибло 129 будённовцев, около 100 из них — в первый же день.

Заложников загоняют в больницу, мужчин — отдельно, «рассортировав» чиновников и силовиков, некоторых потом расстреляли, добиваясь переговоров. Внутри здания чеченские пулемётчики и автоматчики занимают боевые позиции в окнах. В палатах кричат раненые. Я прячусь в уголок за дверью на третьем этаже. Стою там бог знает сколько времени и вдруг вижу отца. По настоянию мамы он поехал меня искать. Велосипед припарковал у одного из «КамАЗов» боевиков. Захватчики его обыскали и пустили в больницу. 

Ближе к ночи мы с ним переместились в коридор, битком набитый людьми. Он кажется самым безопасным местом, потому что не простреливается насквозь. На следующий день находим пристанище в кардиологической палате. Спим на полу — под кроватями не свистят пули.

По радио и ТВ рассказывают, что в больнице несколько сотен человек. На самом деле нас тут 1600. Боевики злятся на ложь. Отключают и радио, и телевизор. А с нами ведут «просветительскую» работу. Объясняют, что планировали захватить самолёт в Минводах и лететь на Москву с благородной целью — прекратить войну в Чечне».

В первый день нападения боевиками банды Басаева были отобраны среди заложников 6 мужчин, которых затем расстреляли перед зданием главного корпуса больницы для устрашения других заложников. Подвалы больницы были заминированы.

Террористы выдвинули требования российским властям: остановить военные действия в Чечне и вступить в переговоры с режимом Джохара Дудаева.

Под предлогом несвоевременного предоставления журналистов, 15 июня 1995 года, около 20 часов был убит один из заложников. В этот же день были расстреляны ещё 5 заложников.

16 июня в 14.45 в Будённовск для переговоров с Басаевым прибыло четверо депутатов Госдумы во главе с известным правозащитником Сергеем Ковалёвым.

17 июня 1995 года, около 5 часов утра, спецподразделения ФСБ и МВД РФ предприняли неудачную попытку штурма здания городской больницы. Но бандиты поставили у окон и дверей женщин, детей, стариков и других мирных граждан и вели огонь, под прикрытием «живого щита». В ходе штурма 30 человек были убиты, 70 ранены, большей частью которых явились заложники. Кроме того, большое количество заложников так и не были освобождены.

Светлана Болотникова«Каждый день мы ждём, что наши силовики вот-вот начнут штурм. Под утро 17 июня боевики начинают бегать по коридорам, раздаётся канонада. Мы с отцом к тому времени перекочевали в столовую. Всех под угрозой расстрела ставят к окнам. Соседнее окно прошивают пули, стёкла ранят заложников. Мы выламываем свои створки, чтобы избежать такой же участи. Стоим живым щитом. Кричим сквозь грохот и плотную завесу дыма тем, кто должен нас спасать: «Не стреляйте! Не стреляйте!». Но огонь по больнице продолжается.

Террористы становятся за нами, просовывают между людьми ствол «мухи» — гранатомёта — и стреляют. От раскалённого металла на моей коже ожог. Но это мелочь по сравнению с чувством, что ещё мгновение — и тебя не станет. Ощущаю запах дыма, которым заволокло больницу. Пишу на пыльном подоконнике пальцем слово «невеста», прощаясь с мыслью когда-нибудь ею стать. 

Но нам везёт. Мы на третьем этаже, выстрелов туда долетает меньше. Ровесник Сёма из моего села, сбежавший с цокольного этажа после штурма, описывает жуткие картины: дыра в стене от залпа орудий, убитый друг, подвешенные растяжки самодельных бомб.

Стрельба стихает. Но на нашем этаже начинается пожар, всей толпой бежим вниз, стараясь не попасть в рекреацию второго этажа, которая простреливается снаружи. Пальба усиливается. Отчаянно хочется жить. Давка. Мимо нервно протискиваются боевики в окровавленных бинтах. Есть раненые и среди заложников.

Всего, как потом подсчитают, при штурме погибли около 30 ни в чём не повинных людей. Более 70 были ранены. Спецназовцы потеряли сразу троих бойцов. «Альфа» не смогла захватить больницу. Штурм провалился. Но мы остались живы. А Шамиль Басаев пошёл на уступки и разрешил заместителю главврача больницы Петру Костюченко вывести мамочек с новорождёнными младенцами».

Некоторые депутаты наблюдали с крыши соседнего здания. Юрий Руда из фракции ЛДПР, потом рассказал, что рядом с ним на крыше стоял правозащитник С. Ковалёв. Позже именно Ковалёву пресса впоследствии приписала миссию "спасителя" заложников.

После штурма в больницу вошел депутат госдумы Кашпировский. После переговоров с Басаевым были освобождены пять беременных женщин. Выходить из больницы он отказался. Силовики не рассматривали возможность выпустить боевиков из Буденовска. Кашпировскому сообщили когда начнется штурм с требованием выйти из больницы. Информацию он передал Басаеву, который потребовал пресс-конференции с отечественными и зарубежными журналистами. В эту же ночь CNN показало интервью с Шамилем Басаевым всему миру, после чего, ночью 18 июня 1995 покидая больницу, Кашпировский забрал с собой еще 40 человек заложников.

После заключительной части переговоров Кремля с Басаевым 19 июня 1995 года большая часть заложников была освобождена, а террористической группе был предоставлен транспорт для переезда в Веденский район Чечни.

С собой террористы забрали 123 заложника, 20 журналистов, трех народных депутатов РФ, представителей администрации Будённовска и Ставропольского края, которых 20 июня они освободили по прибытии в Чечню.

На кадрах отступления боевиков видно, как они кричат «Аллах Акбар», изображают двумя пальцами знак «виктория», а на сопредельной территории их встречают восторженные сторонники.

Автобусы, на которых ехали боевики и заложники, были заминированы радиоуправляемыми минами, а колонну сопровождали вертолёты со спецназом.

В результате вооруженного захвата заложников в Будённовске 129 человек погибло (в том числе 18 работников милиции и 17 военнослужащих), 415 человек получили огнестрельные ранения различной степени тяжести. Сожжены и повреждены (расстреляны) 198 автомашин, подожжён Дом детского творчества, значительно пострадали здания городской больницы, отдела внутренних дел, городской администрации — всего 54 объекта, 107 домовладений частных лиц, захвачено в заложники более 1500 граждан.

«Альфа» потеряла троих сотрудников: Владимира Соловова, Дмитрия Рябинкина, Дмитрия Бурдяева.

В ходе трагических событий в Будёновске были уничтожены 16 боевиков.

30 июня 1995 года в отставку ушли: вице-премьер, министр по делам национальностей Николай Егоров; директор ФСБ Сергей Степашин; министр внутренних дел Виктор Ерин; губернатор Ставропольского края Евгений Кузнецов.

После теракта в Будённовске в России был принят специальный закон о борьбе с терроризмом, запрещающий удовлетворять требования бандитов...

Главарь террористической группы Шамиль Басаев впоследствии организовал ещё несколько крупных терактов, в том числе теракт в театральном центре на Дубровке в Москве, взрыв дома правительства в Грозном, взрывы двух российских самолётов и теракт в Беслане в 2004 году. Убит в 2006 году.

На сегодняшний день террористы, которые были участниками штурма известны поименно, были уничтожены в России или за границей или приговорены к длительным срокам заключения. Некоторые боевики имели связи с разведкой США (С) Роман Кириллов "Конец Американца". // Известия, 24.03.2005.

В США им бы дали пожизненное, по либеральным законам Российской Федерации некоторые уже давно вышли на свободу, так как сроки наказания были несоизмеримо малы к составу преступления – 10-12 лет. Некоторые из террористов попали под защиту так называемых «правозащитников» из пресловутого НКО «Мемориал», признанного Минюстом России иностранным агентом и были включены в списки политических заключенных, например Игорь Соколов (Идобаев).

Мечту пронесите через года

и жизнью наполните!..

Но о тех, кто уже не придет никогда, -

заклинаю, - помните!

Вспомним всех поименно,

горем вспомним своим...

Это нужно – не мертвым!

Это надо – живым!

Реквием (Вечная слава героям...) Роберт Рождественский

Светлана Болотникова«Многие бывшие пленники, в том числе и я, после освобождения страдали синдромом заложника, посттравматическими расстройствами. Но от первого лечат кадры документальной хроники и списки погибших будённовцев, в числе которых и дети. А от второго – время.

Мне больше не приходится прятаться от боевиков в коридорах моих снов, не подгибаются коленки от звуков выстрелов и слово «чеченцы» не вызывает страха. А любимой поговоркой стала фраза: «Я Басаева пережила, так что всё остальное не страшно».

 

По материалам СМИ:

https://nstarikov.ru/ja-basaev...

116176http://www.imperiyanews....

https://pantv.livejournal.com/...

 

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.