wrapper

Понедельник, 03 января 2022 00:00 Прочитано 348 раз

ВОЗ как наднациональная структура управления?

Если реформу ВОЗ проведут, она станет моделью других наднациональных ведомств, составляющих мировое правительство 

В планах «Великого обнуления» особая роль отведена Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). На первом этапе на неё была возложена задача раскрутки так называемой пандемии, которая нужна для обоснования введения в мире «диктатуры здоровья», радикальной перестройки жизни людей и установления нового мирового порядка. Всё это откровенно изложено в книге Клауса Шваба «COVID-19 и Великое обнуление» (2020) и в некоторых выступлениях Жака Аттали – рупора клана Ротшильдов. 

Однако у организаторов «Великого обнуления» не всё пошло гладко. ВОЗ начала раскрутку «пандемии», но Дональд Трамп в бытность его президентом обвинил ВОЗ в халатности и низкой эффективности. Мол, эта организация проспала выход на мировую арену «уханьского вируса». В апреле Трамп начала грозить выходом США из организации. И дал своему правительству команду резко сократить финансовые взносы в ВОЗ (долгие годы власти США были самым крупным источником финансирования организации). 

После смены караула в Белом доме одним из первых заявлений Джо Байдена стало заверение, что США восстановят добрые отношения с ВОЗ и будут укреплять эту организацию как оплот борьбы человечества против ковида. Вскоре появились признаки того, что ВОЗ действительно усиливает своё влияние в мире. 

21 мая 2021 года в Риме был проведён Глобальный саммит по здравоохранению, организованный Италией как страной, получившей на этот год статус председателя Группы двадцати, и Европейской комиссией (ЕК). На саммите парадом командовала ВОЗ в лице её генерального директора Тедроса Адханома Гебрейисуса, который в очередной раз заявил о необходимости полной вакцинации человечества. И напомнил о необходимых для этого условиях: во-первых, о мобилизации дополнительных финансовых ресурсов для вакцинации и их перераспределении в пользу бедных стран. Во-вторых, о большей координации действий отдельных государств в деле вакцинации. Все обратили внимание на слова главы ВОЗ: «Эта пандемия не будет последней».

По итогам майского саммита была принята «Римская декларация». В ней сформулированы 16 принципов, которые призваны служить «ориентиром для нынешней и будущей деятельности в области глобального здравоохранения». Между строк документа читается: ВОЗ должна из организации медицинского профиля превратиться в финансово-медицинскую организацию, в центр «эффективной» координации действий государств, которые должны будут исполнять команды ВОЗ. 

На майском саммите в Риме участники договорились также о создании Совместной целевой группы по финансам и здравоохранению. Это договорённость о координации между министрами финансов и здравоохранения G20. 

Через несколько дней в Женеве состоялась 74-я ежегодная сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения (ВАЗ). Глава ВОЗ опять пугал всех тем, что на мир надвигается какая-то совсем страшная пандемия, по сравнению с которой ковид выглядит почти безобидным. Призвал к мобилизации перед грядущими угрозами и без обиняков сказал, что ВОЗ с такими вызовами не справится без дополнительных финансовых ресурсов и дополнительных полномочий. Мол, уроки нынешней пандемии показывают, что некоторые страны, к сожалению, воспринимают порой указания ВОЗ как рекомендации, не обязательные к исполнению. На встрече призвали к тому, чтобы начать подготовку некого международного соглашения, предусматривающего усиление ВОЗ путём передачи ей части полномочий с национально-государственного уровня. И было принято решение о проведении в конце ноября – начале декабря 2020 года специальной сессии ВОЗ, на которой будет конкретно обсуждаться проект такого международного соглашения. 

В конце октября в Риме проходил саммит G20. Ему предшествовала встреча министров финансов и здравоохранения «двадцатки». Разговор на встрече шёл преимущественно о вакцинации. Были предложены целевые ориентиры: до конца текущего года полную вакцинацию должны пройти не менее 40% населения планеты, к середине 2022 года – не менее 70%. Участники встречи дали понять, что подготовка проекта многостороннего договора по вопросам мирового здравоохранения уже ведётся, что время не ждёт и соглашение должно быть подписано и вступить в силу до следующего саммита G-20 на Бали (Индонезия). В выступлении Гебрейисуса на этой встрече всех впечатлили его слова о том, что на Земле должен появиться ещё один вирус, намного страшнее, чем ковид. Глава ВОЗ даже несколько раз упоминал, как зовут страшного «зверя»: вирус Марбург, который обитает где-то в Африке. 

На саммите G-20 в Риме 30-31 октября 2020 года также говорили о необходимости реформирования ВОЗ и подписания соглашения по вопросам всемирного здравоохранения. Глава ВОЗ на этом саммите выступал дважды. 

В первом выступлении он обозначил пять основных задач мирового здравоохранения. Их выполнение предполагает наличие двух условий: 1) мобилизацию дополнительных финансовых ресурсов; 2) наделение ВОЗ дополнительными полномочиями. В заключительной части выступления глава ВОЗ сказал: «Примите новое международное соглашение или договор и обеспечьте укрепление ВОЗ». Во втором выступлении он снова повторил, что необходимо «принятие международного договора или соглашения по обеспечению готовности к пандемиям и принятию мер реагирования». 

Если всё называть своими именами, речь идёт о том, чтобы окончательно превратить ВОЗ в орган наднационального управления. 

ВОЗ создавалась как специализированный орган ООН. Подобно многим другим специализированным органам ООН она должна управляться государствами-членами, которые осуществляют ежегодные взносы для финансирования организации. Именно так финансировалась ВОЗ примерно до конца ХХ века. В последние два десятилетия всё большую роль в её финансировании стали играть иные источники («прочие доноры»). 

Вот доли наиболее крупных «прочих доноров» в бюджете ВОЗ на 2020-2021 гг. (%): Фонд Гейтсов – 10,47; GAVI Alliance – 5,76; World Bank – 2,57; COVID-19 Solidarity Fund – 1,67; Rotary International – 2,42. Есть и более мелкие негосударственные доноры. Например, Bloomberg Family Foundation (0,38%), Rockefeller Foundation (0,10%) и др. Следует иметь в виду, что альянс GAVI – детище Билла Гейтса. Фонд Билла и Мелинды Гейтсов и GAVI – единое целое, на них приходится более 16% денежных вливаний в ВОЗ, их голос является решающим при определении приоритетов деятельности ВОЗ. 

Немаловажно, что некоторые государства финансируют ВОЗ в объемах, значительно превышающих официально установленные взносы. Так, США делали взносы, которые в два, а то и в три раза превышали установленную им норму. А кто платит, тот и заказывает музыку. 

Зависимость ВОЗ от «альтернативных доноров» ещё больше увеличилась после того, когда весной 2020 года началась так называемая пандемия ковида и был создан Фонд ВОЗ (WHO Foundation). Предназначение Фонда ВОЗ состоит в том, чтобы собирать средства по всему миру и передавать их в виде грантов либо ВОЗ, либо другим организациям, действующим в рамках приоритетов ВОЗ и совместно с ВОЗ. 

Остался всего один шаг – сделать так, чтобы ВОЗ полностью начала контролировать государства-члены, окончательно став наднациональным институтом. В этом смысл этого договора, который рассматривался на специальной сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения:

«Пандемическое соглашение» ВОЗ для всего мира: интервенция и диктатура.

В последний день работы Второй чрезвычайной сессии Всемирной организации здравоохранения, 1 декабря 2021 года, было объявлено о начале переговоров о международном Соглашении по предотвращению и контролю будущих пандемий (пандемическом соглашении).

В течение трёх дней – с 29 ноября по 1 декабря 2021 года – делегаты сессии почти со всех стран мира рассматривают возможности принятия специального документа, которое на данный момент носит рабочее название «Пандемическое соглашение».

Согласно Проекту решения чрезвычайной сессии, ВОЗ планирует создать межправительственный переговорный орган (МППО) для подготовки и согласования проекта «Пандемического соглашения» (договора или конвенции) и созвать его первое совещание не позднее 1 марта 2022 года. Рабочий проект документа должен быть предоставлен на рассмотрение второго совещания МППО не позднее 1 августа 2022 года.

По информации, опубликованной Reuters, «Пандемическое соглашение» будет готово в мае 2024 года.

Подготовка к созданию соглашения началась в конце марта 2021 года, когда 25 глав правительств и международных агентств собрались на внеочередную виртуальную встречу по новому международному соглашению о готовности к пандемии и ответных мерах. 

В сентябре 2021 года был выпущен так называемый «пандемический путеводитель», а в преддверии чрезвычайной сессии – «пандемический отчёт».

Анализ вышеперечисленных документов приводит к следующим выводам о содержании будущего «Пандемического соглашения».

  1. ВОЗ может стать единственной во всём мире организацией, имеющей право объявлять о наступлении очередной «пандемии», о чём говорят следующие пункты «пандемического отчёта»:

– п. 8 е): Государства-члены признали необходимость предоставления ВОЗ достаточного и стабильного финансирования, позволяющего организации в соответствии с Уставом ВОЗ играть ведущую и координирующую роль в вопросах здоровья мирового населения;

– п. 9 b): Возможность для расширения, обновления и усиления ведущей и координирующей роли ВОЗ и её работы в качестве органа, направляющего и координирующего международную деятельность по вопросам здравоохранения в свете реалий мирового здравоохранения в XXI веке, в том числе для укрепления взаимодействия с гражданским обществом и частным сектором;

– п. 10: Инструмент [соглашение или конвенция], принятый по статье 19 Устава ВОЗ, будет иметь обязательную юридическую силу для ратифицировавших его государств-участников;

– п. 21: В ходе обсуждений государства-члены подчеркнули три ключевых принципа: во-первых, центральное место ВОЗ в глобальной архитектуре здравоохранения и необходимость её укрепления <…>

и «пандемического путеводителя»:

– п. 4: В большинстве правовых систем международные договоры должны быть переведены в национальное законодательство после ратификации, что обязывает все соответствующие секторы и правительство в целом соблюдать;

– п. 5: Как ведущий орган в области международного сотрудничества в области здравоохранения, ВОЗ будет наиболее естественным хозяином рассматриваемого договора [соглашения или конвенции];

– п. 24: В договоре должен быть определён термин «пандемия» (также возможно путём внесения поправок в ММСП (2005 г.) и установлен режим объявления чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения с пандемическим потенциалом.

  1. В «пандемическом соглашении» возможна отмена верховенства прав человека при наступлении «пандемических» режимов и чрезвычайных ситуаций. Эти мысли содержатся в следующих пунктах «пандемического путеводителя»:

– п. 5: Следовательно, дискуссии о том, «ВОЗ или кто-то ещё (имея в виду ООН)», по-видимому, движимы не конституционными соображениями, а скорее вопросом о том, могут ли и каким образом другие аналогичные организации в достаточной степени поддержать предполагаемый договор – по различным сквозным вопросам за пределами здравоохранения, таким как торговля, интеллектуальная собственность, финансы, окружающая среда и права человека;

– п. 11: В-четвертых, хотя «ранние» конвенции были доминирующим, если не единственным, источником международного права по инфекционным заболеваниям, договор о пандемии должен быть встроен в существующее международное право, касающееся здоровья, особенно в области прав человека, и в значительной степени зависеть от него <…>;

– п. 27: Также прозвучали призывы к согласованию предлагаемого договора с соответствующими правовыми режимами в торговле, интеллектуальной собственности, правах человека и в смежных областях;

– п. 28: Права человека включены в Международную конвенцию по гражданским и политическим правам (МКГПП), а также в конвенции, относящиеся к конкретным предметным областям. Согласно статье 4 МКГПП, любое отступление от обязательств в области прав человека, закреплённых в конвенции, должно основываться на существовании «чрезвычайного положения, угрожающего жизни нации». Сиракузские принципы, в которых содержится авторитетное изложение стандартов, применимых в случае чрезвычайной ситуации, дополнительно разъясняют, что меры, ограничивающие осуществление прав человека, должны быть предписаны законом в ответ на «насущные общественные или социальные потребности» при соблюдении принципов необходимости и соразмерности.

  1. Если опираться на «пандемический путеводитель» как на предварительный документ для создания «пандемического соглашения», то не исключено, что само соглашение ограничит права профсоюзов:

– п. 18: Во-первых, договор может установить минимальные требования к возможностям национальных служб здравоохранения в рамках обеспечения готовности к пандемии по аналогии с основным потенциалом общественного здравоохранения;

– п. 19: Между тем такие меры (направленные на социальную защиту и защиту рабочих мест, обеспечение минимального дохода, налоговые стимулы и т.д.) могут иметь важное значение при пандемиях, например, для усиления приверженности мерам общественного здравоохранения и сведения к минимуму воздействия социальных и экономических потрясений на состояние здоровья в стране. Ещё неизвестно, будет ли в конечном итоге обсуждаться этот особый аспект ответных мер на пандемию в контексте договора о пандемии или другого правового режима;

– п. 28: Наконец, права трудящихся также являются правами человека. Назначение чрезвычайных мер, ограничивающих пользование социальными, экономическими и культурными правами, должно соответствовать условиям, установленным ст. 4 МКГПП и с применимыми стандартами МОТ.

  1. В базовом документе чрезвычайной сессии сквозит особая роль в «пандемическом соглашении» НКО, финансовых фондов и прочих учреждений. Возможно, что в рамках соглашения НКО и иные неопределённые структуры будут наделены правом наравне с государствами участвовать в установлении международных законов. Вот что говорится об этом в «пандемическом отчёте»:

– п. 8 е): Государства-члены признают также необходимость вложения средств на национальном уровне и инициатив со стороны других субъектов, включая международные финансовые учреждения и существующие глобальные учреждения здравоохранения;

– п. 8 h): Одним из приоритетов, по мнению государств-членов, является выработка структурных решений, способствующих вовлечению всех государственных структур и общественных сил в решение задач по предупреждению пандемий и других чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения, обеспечению готовности к ним и принятию ответных мер;

– п. 9 а): Формирование политической приверженности на высоком уровне и вовлечение всех государственных структур и общественных сил, что может потенциально способствовать согласованию и мобилизации усилий широкого круга секторов. Это могло бы обеспечить должный уровень внимания к вопросам обеспечения готовности к пандемиям и реагирования на них и гарантировать этой теме постоянное место в повестке дня мировых лидеров.

  1. И, наконец, есть все основания полагать, что страны – участницы «пандемического соглашения» будут обязаны запрашивать внешнюю помощь, в случае, если они не справляются с «пандемией» своими силами. Об этом очень недвусмысленно говорится в пандемическом путеводителе:

– п. 18: Во-вторых, договор мог бы содержать положения о взаимной помощи, что часто встречается в международном праве, в том числе в отношении чрезвычайных ситуаций; это будет включать, как минимум, право (по некоторым юридическим заключениям – даже обязательство) стороны [договора] запрашивать помощь во время кризиса, когда ущерб, причинённый пандемией, значительно превышает её национальные возможности.

Председатель временной комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков написал в своем Telegram-канале: «Россия не обязана и не должна следовать всем решениям и признавать все рекомендации международных организаций, включая ВОЗ. Особенно с учётом, что ими часто руководят или манипулируют совсем не дружественные России силы».

 

Пушков напомнил, что В.В. Путин на Валдайском форуме говорил о ведущей роли национальных государств в современном мире: «Они и должны принимать решение о развитии своих стран, а не международные организации. Мы же не перепоручаем ООН обеспечение нашей национальной безопасности. Точно так же мы сами должны определять приоритеты нашего здравоохранения и базовые подходы к нему». Участие в международной организации «не должно означать слепого следования всем её предписаниям».

ЕСЛИ РЕФОРМУ ВОЗ ПРОВЕДУТ, ОНА СТАНЕТ МОДЕЛЬЮ ДЛЯ ДРУГИХ НАДНАЦИОНАЛЬНЫХ ВЕДОМСТВ, СОСТАВЛЯЮЩИХ МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО.

 

Источники:

https://www.fondsk.ru/news/2021/11/09/voz-kak-nadnacionalnaja-struktura-upravlenia-54861.html

https://yandex.ru/turbo/regnum.ru/s/news/3438408.html

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.