wrapper

Понедельник, 17 января 2022 00:00 Прочитано 223 раз

Царствие Тьмы закончится и воцарствуется Свет

Каждому знакома фраза «В начале было Слово» и Слово было от Бога…

Слова, сложенные в стихи и положенные на музыку, могут разить сильнее пули.

В Святом Писании сказано: закончится век Сатаны торжеством Русского Духа.

Представляем музыкальную группу этического фундаментализма «Гомофобия» с песней «НАШ ВЕК» с участием нашего боевого товарища и соратника Р.А. Юшкова из города Перми.

Юшков Р.А. – доцент кафедры биогеоценологии Пермского государственного национального исследовательского университета, кандидат географических наук, журналист, активный общественный деятель.

Роман Авенирович Юшков – первый россиянин, против которого возбудили уголовное дело за отрицание Холокоста по статьям Уголовного Кодекса Российской Федерации 354.1 «Реабилитация нацизма» и части 1 знаменитой, так называемой русской статьи – 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

На странице соцсети ВКонтакте группы «Гомофобия» Р.А. Юшков оказывает всяческое содействие развитию творческого потенциала патриотически настроенных музыкантов https://vk.com/homophobia_perm 

С ЧЕМ ПРИШЛА И КУДА ЗОВЁТ ГРУППА «ГОМОФОБИЯ»?

«Гомофобия» – возникшая в позапрошлом году в Перми музыкально-поэтическо-драматическая группа. Дебютным стал клип «Гражданский контроль», вызвавший истерическую реакцию содомитского сообщества всей России. Попытки уголовного преследования нас за «возбуждение ненависти» со стороны педерастических организаций продолжаются до сих пор.

Всякий психически и нравственно нормальный человек сегодня возмущён тем, что делают с нашими ценностями, с нашими Моралью и Традицией. Мерзость открытого и узаконенного однополого блуда напирает с Запада и всё более расползается по русской земле. Содомская субкультура исподволь опутывает общество и на наших глазах становится уже почти привычной, почти легальной, почти терпимой… Мы не можем равнодушно смотреть на это. Мы начинаем свой эстетический и этический поход на Содом и Гоморру.

«ГОМОФОБИЯ» – ПРОБИЛ ЧАС ОЧИЩЕНИЯ

В данном паблике на сегодня представлены девять видеоклипов арт-проекта «Гомофобия»: «Гражданский контроль», «Кино без пид@расов», «Однажды в Удмуртии», «Марш народов», «Толерастические куплеты», «Театральный романс», «Подвиг сержанта», «И жизнь, и слёзы, и любовь» и «Наш век». А также несколько песен, на которые клипы пока снять не получилось. Будем рады узнать ваши мнения и критические суждения, друзья!

Содомитское сообщество уже вынесло свою оценку: на протяжении двух лет идут судебные процессы по искам пермской ЛГБТ-ячейки «Радужный мир», которая требует признать творчество «Гомофобии» экстремистским и запретить его распространение. Пока что нам удаётся от них отбиваться, и суды встают на нашу сторону!

ЧЬИХ БУДЕТ РОМАН ЮШКОВ

Роман Юшков – первый россиянин, против которого возбудили уголовное дело за отрицание Холокоста по статьям Уголовного Кодекса Российской Федерации 354.1 «Реабилитация нацизма» и части 1 знаменитой, так называемой русской статьи – 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Роман Авенирович обвинялся в том, что переопубликовал статью Антона Павловича Благина, в которой мурманский автор поставил под сомнение количество жертв холокоста.

Роман Юшков неоднократно вступал в полемику с представителями ультраортодоксального движения хасидов «Хабад Любавич», ведущего бурную деятельность в Перми, и его непримиримая позиция способствовала нарастанию антагонизма. Заявление в Центр по противодействию экстремизму поступило от уроженца Перми Владимира Клейнера, который впоследствии фигурировал как главный свидетель обвинения.

В ноябре 2018 года Верховный суд РФ оставил в силе оправдательный приговор по делу Романа Юшкова. Более того, это решение можно назвать знаковым событием в масштабах страны, ведь этот процесс уже окрестили в прессе как первое рассматриваемое на столь высоком уровне в России дело «отрицателя холокоста». За беспрецедентным процессом внимательно следили представители разных идеологических лагерей и сторонники противоположных взглядов на историю, каждое решение по такому делу влечёт бурное общественное обсуждение. Вероятно, последствия решения судебной коллегии ВС РФ только предстоит оценить в ближайшем будущем, однако уже сейчас это позволяет рассуждать о подвижках в определённую сторону, что совсем недавно казалось невероятным.

Важным дополнением к нашей статье будет являться заключение профессора-историка Михаила Григорьевича Суслова по судебному делу о 6 миллионах еврейских жертв. Судья Ахматов не смог отказать в приобщении его к делу, однако принял решение не оглашать его присяжным. Обосновал он это тем, что окончательная истина о 6 миллионах установлена нюрнбергским трибуналом, и подвергать её сомнению не позволяет закон.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Специалист: Суслов Михаил Григорьевич, доктор исторических наук (с 1986 г.), профессор Пермского государственного национального исследовательского университета, почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации (2006 г.), дважды лауреат Пермского университета по науке, автор более 500 публикаций и 12 монографий по истории и общественно-политической тематике, в том числе по истории войн и национальных конфликтов. Являлся членом Координационного совета Администрации Пермской области по управлению национальными процессами, был одним из разработчиков Концепции и Целевой комплексной программы поддержки развития национальных культур народов Прикамья на 1993-1995 гг., Программы развития и гармонизации национальных отношений народов Пермской области на 1996 – 1998 гг. и последующих.

Стаж работы по профессии 48 лет.

Квалификация по кругу вопросов, связанных с подготовкой мнения специалиста, отражена в монографиях и статьях:

– в области политической и социальной: Причины краха советской системы. Пермь: ЗУИЭиП, 2007, 360 с.; Социальная безопасность и защита человека в современном российском социуме: монография. Пермский гос. нац. исслед. ун-т. Пермь, 2018. 240 с.;

– в области репрессивной политики и пенитенциарной системы: Патриотизм за колючей проволокой или как заключённые относились к проблемам государства в условиях Великой Отечественной войны // Успехи современной науки. Международный научно-исследовательский журнал. 2016. Том 9. № 12. С. 175-178; Воспитательная работа и отношение к осуждённым за особо опасные государственные преступления в СССР (на примере ИТК-35, ИТК,-36, ИТК-37) // пенитенциарная система и общество: опыт взаимодействия. Сборник материалов IV Международной научно-практической конференции 4–6 апреля 2017 г. Пермь, ПИ ФСИН, 2017. С. 159-161; «ГУЛАГ в годы войны под прицелом историков» // ГУЛАГ в годы Великой Отечественной войны: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 19-20 марта 2015 г. – Пермь ФКОУ ВПО Пермский институт ФСИН России. 2015. С. 75 – 78.

– в области истории войн и вооружённых конфликтов: Глубинные причины мужества советских воинов и тружеников тыла в годы Великой Отечественной войны // Духовная составляющая Великой Победы» (К 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.). Материалы Международной научно-практической конференции 16 апреля 2015 года. Часть IІ. Луганск: ГОУ ЛНР «Луганский национальный аграрный университет, Издательство "НОУЛИДЖ", 2015. С. 169–173; Патриотизм за колючей проволокой или как заключённые относились к проблемам государства в условиях Великой Отечественной войны // Успехи современной науки. Международный научно-исследовательский  журнал. 2016. Том 9. № 12. С. 175-178; Национальные воинские формирования и политические партии как отражение национальных движений в условиях подготовки и ведения Первой мировой войны // Первая мировая война и национальный вопрос. Сборник докладов и материалов международной научной конференции. Пермь, 22 – 23 мая 2014 г. Пермь, 2014. С. 179 – 184.

– в области этнополитики и межнациональной (межэтнической) конфликтности: Национальный вопрос и этнические воинские формирования русской армии в годы Первой мировой войны: монография. Пермь, 2017. – 374 с.; Национальный вопрос и три уровня его решения // Национальный вопрос в прошлом, настоящем и будущем России. Материалы республиканской научно-практической конференции. Пермь: ПГУ, Администрация Пермской области, 1995. С. 12–16; Национальные движения в истории и современности // Политика и общество. Москва. 2010. № 12. С. 13–17; Межнациональные противоречия и причины роста национализма в СССР в 50 – 80-е годы // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2011. № 2. С. 23–26; Национальные движения как источник конфликтов // Современная Россия: опыт социально-философской диагностики. Материалы международной научной конференции (Н.Новгород, 20 – 21 апреля 2013. Нижний Новгород: Изд-во НижГМА, 2013. С. 109–112; Этно-национальный вопрос на новой стадии развития мировой цивилизации // На пути к единению. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Национально-гражданская и этническая идентичность в рамках гражданского единения российской нации» 19 декабря 2014 г., г. Кудымкар. Кудымкар, 2015. 258 с. С. 30–38.

В 2016 – 2017 годах автор данного заключения имел опыт ряда исследовательских оценок и анализа экспертных заключений по делам об «экстремизме» и «экстремистских материалах» для Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД РФ по Пермскому краю.

Основание для исследования: запрос адвоката Хозяйкина И.А. № 10/08/18-1 от 10 августа 2018 года.

Подписка: Мне, Суслову Михаилу Григорьевичу, известны права и ответственность по ст. 58 УПК РФ. Мне также известно об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ.

Вопросы, поставленные перед специалистом:

  1. Имеется ли подтверждённая историческими фактами информация о том, какое точное количество евреев было уничтожено в годы Второй мировой войны, в том числе в немецком концлагере «Аушвиц» (Освенцим)? Если да, то на основании каких событий, фактов, исторических источников и документов устанавливается количество погибших?
  2. При вынесении приговора Международным военным трибуналом в г. Нюрнберг в 1946 году исследовались ли судом в системной взаимосвязи доказательства и исторические материалы, позволяющие точно установить количество евреев, уничтоженных в годы Второй мировой войны, в том числе в немецком концлагере «Аушвиц» (Освенцим)?

Ответ на первый вопрос. Информации о точном количестве евреев, уничтоженных в годы Второй мировой войны, в том числе в немецком концлагере «Аушвиц» (Освенцим), подтверждённый историческими фактами, ДО СИХ ПОР НЕТ. Есть большое количество самых разнообразных сведений, исторических источников и документов, которые содержат очень разные фактические и цифровые данные о погибших узниках и количестве уничтоженного еврейского населения в годы Второй мировой войны, в том числе и в концлагере «Аушвиц» (Освенцим).

Не могут помочь в решении вопроса о числе уничтоженных евреев и имеющиеся научные исследования. Английский историк Холокоста Джеральд Рейтлингер в книге: "Окончательное решение", признанной классическим трудом, цифру потерь евреев в войне исчисляет в 4,2 млн. человек (Gerald Reitlinger. The Final Solution. The Attempt to exterminate the Jews of Europe, London 1953, S. 150 ff.).

Рауль Хильберг считает, что были убиты 5,1 млн. евреев (Hilberg R., Die Vernichtung der europaeischen Juden (Berlin: 1982), Anhang III, 881).

Юрген Граф считает, что на основании документов военного времени можно сделать вывод о том, что около 300 000 евреев умерло в немецких концентрационных лагерях (Jurgen Graf, National Socialist Concentration Camps: Legends and Reality, in Germar Rudolf (ed), Dessecting the Holocaust, These & Dissertation Press, Chicago, 2003, p. 293–300).

В 1948 году на территории этого лагеря «Аушвиц» (Освенцим) была установлена памятная табличка с надписью: «Четыре миллиона человек пострадали и умерли здесь от рук нацистских бандитов между 1940 и 1945 годами». В 1990 году эта табличка была удалении и позднее на новой табличке появилась цифра 1,5 миллиона уничтоженных в Освенциме. В 1992 г., главный историк музея Освенцим, Франтишек Пипер, опубликовал книгу, в которой он утверждает, что в лагере погибло 1,1 миллиона человек, из них около миллиона евреев (Franciszek Piper, Ilu ludzi zgnielo w KL Auschwitz? Wydawnictwo Panstwowiego Muzeum w Oswieciumiu, 1992). Как видим, официальный музей Освенцима и его главный историк дают две цифры с разницей в 400 000 человек.

В статье «The Crumbling Consensus That Jews the Ultimate HolocaustVictims», размещённой в издании «Haaretz», говорится, что ультраортодоксальный раввин Йосеф Мизрачи доказывает, что на самом деле в Холокосте погибло менее одного миллиона евреев (См.: Никишин Александр. Холокост: бизнес на пепле. Часть 2 // https://who-is2012.livejournal.com/98208.html) (Дата обращения 12.08.2018).

М. Фридман на конференции в Тегеране в 2006 г. говорил, что первоначально названная цифра четыре миллиона жертв Освенцима была в 1990 году официально уменьшена до 900 000 – 1 100 000 (Мойше Арье Фридман. Сионизм и Холокост с точки зрения ортодоксального еврея-антисиониста. Исследование холокоста. Глобальное видение // Материалы международной Тегеранской конференции 11-12 декабря 2006 года. Тегеран, 2007. С. 13.).

Следует обратить внимание и на то, что до сих пор при крайне либеральном способе зачисления людей в «жертвы Холокоста», когда достаточно было простого заявления о том, что кто-то не может узнать судьбу человека, число «шесть миллионов жертв» до сих пор не достигнуто. На сайте института «Яд Вашем» в Иерусалиме в списках «жертв Холокоста» числится около 4,5 млн. имён, составленных, в основном, не по документальным данным, а по свидетельским показаниям различных людей. На сайте открыто пишется, что судьба огромного количества людей, имена которых были внесены в базу данных жертв Холокоста, не установлена. Из общего списка 2,7 млн. включены только по свидетельским показаниям, ни чем иным не подкреплённым, а 1.5 млн. из 2,7 – это эвакуированные или бежавшие вглубь СССР в ходе войны евреи // Никишин А. Холокост: бизнес на пепле. Часть 2 (https://who-is2012.livejournal.com/98208.html) (Дата обращения 12.08.2018).

Что касается второй части первого вопроса, «на основании каких событий, фактов, исторических источников и документов устанавливается количество погибших?», можно ответить, при подготовке и проведении Нюрнбергского процесса использовались отрывочные документальные данные Германии и других стран, пострадавших от национал-социализма, показания подсудимых и свидетелей. Позднее исследователи опирались на более широкий круг источников: демографические исследования и прочие материалы, которые, однако, не сняли противоречий в статистике истреблённых нацистами людей.

Ответ на второй вопрос: Можно АБСОЛЮТНО ТОЧНО ответить, что в системной взаимосвязи исследование в 1945–1946 годах не производилось. Суд основывался на показаниях свидетелей и участников событий, связанных с преследованием и истреблением людей, в том числе и еврейской национальности. Использовались и документы, оказавшиеся доступными в условиях военной разрухи. Поскольку документы отчасти были уничтожены, отчасти рассеяны, в связи с попытками эвакуации, или припрятаны нацистами, достоверно установить количество уничтоженных евреев как в годы Второй мировой войны в целом, так и в отдельно взятом концлагере «Аушвиц» (Освенцим), Нюрнбергскому трибуналу не удалось. В качестве подтверждения данного положения сошлёмся на ряд источников и ряд довольно противоречивых сообщений:

– в «Обвинительном заключении Нюрнбергского трибунала» сказано: «После вторжения в Польшу и СССР германское правительство и германское верховное командование начали проводить систематическую политику убийства гражданского населения восточных стран и жестокое обращение с ним по мере того, как эти страны оккупировались немецкими вооружёнными силами. Около 1 500 000 человек в Майданеке, около 4 000 000 человек в Освенциме, среди них граждане СССР, Польши, Чехословакии, Югославии, Англии, США и других стран» (Нюрнбергский процесс. Обвинительное заключение // https://www.examen.ru/add/manual/school-subjects/social-sciences/history/referatyi/nyurnbergskij-proczess) (дата обращения 13.08.2018);

– ключевым документом об истреблении евреев вообще и в Освенциме в частности является «признание» бывшего коменданта Освенцима Рудольфа Гесса (в ином варианте транслитерации – Хесса) от 5 апреля 1946 года, представленное обвинением США на главном Нюренбергском процессе (Nuremberg document 3868-PS (USA-819). IMT blue series, Vol. 33, pp. 275-279);

– в «Приговоре международного военного трибунала» в разделе «Преследования евреев», говорится: «По вопросу об Освенциме Трибунал заслушал показания Гесса, с 1 мая 1940 г. по 1 декабря 1943 г. являвшегося комендантом этого лагеря. Он заявил, что только в одном лагере Освенцим за этот период времени было истреблено 2 500 000 человек, помимо того, что 500 000 погибло от болезней и голода» (Приговор Международного военного трибунала // http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000021/st048.shtml (дата обращения 12.08.2018).

– в том же нюрнбергском приговоре в разделе «Преследования евреев» говорится: «Известно, что к концу 1944 года 400 000 евреев из Венгрии были умерщвлены в Освенциме. Имеются показания об эвакуации 110 000 евреев из Румынии для ликвидации. Адольф Эйхман, которому Гитлер поручил проведение этой программы, подсчитал, что в результате проводившейся политики было убито шесть миллионов евреев, из которых четыре миллиона было убито в пунктах для истребления людей» (Приговор Международного военного трибунала// http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000021/st048.shtml (дата обращения 12.08.2018);

– в разделе Приговора «Франк. Военные преступления и преступления против человечности» сказано, что он обвиняется «в осуществлении программы, приведшей к убийству, по меньшей мере, трёх миллионов евреев» (Приговор Международного военного трибунала // http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000021/st048.shtml (дата обращения 12.08.2018).

– оберштурмбанфюрер СС д-р Вильгельм Хеттль, помощник начальника бюро секции IV центральной службы безопасности Рейха показал: «В апреле 1944 года оберштурмбанфюрер СС Адольф Эйхман, которого я знал с 1938 года, беседовал со мной в моей квартире в Будапеште... Он знал, что союзники считают его военным преступником, потому что у него на совести тысячи еврейских жизней. Я спросил у него, сколько, и он ответил мне, что, хотя это число большой секрет, он мне его скажет, потому что по сведениям, которыми он обладает, можно сделать следующий вывод: в различных лагерях уничтожения были убиты около 4 миллионов евреев, и ещё два миллиона нашли смерть иным способом» (Нюрнбергский процесс: Сборник материалов. В 8 т. - М.: Юридическая литература, 1987-1999, том IV, с.654).

Следует разделять факты, установленные приговором и имеющиеся в нём показания свидетелей. Так, в разделе «Преследование евреев» говорится: «Подробные доказательства, представленные Трибуналу, устанавливают факт преследования евреев нацистским правительством». Однако, в отличие от факта преследования ни одна цифра геноцида евреев гитлеровцами не была названа Трибуналом ни единственной, ни окончательной. Обобщающие цифры уничтоженных евреев прозвучали в свидетельских показаниях, ссылающихся на слова третьего лица, а именно Адольфа Эйхмана, который на процессе отсутствовал. Следует отметить и то, что Трибунал не интересовало, в какой обстановке и при каких обстоятельствах были сказаны Эйхманом эти слова – в официальном докладе или, например, судя по контексту, во время дружеской попойки для того, чтобы произвести впечатление.

В связи с поставленным вопросом и отмеченным в предыдущем абзаце положением, следует обратить особое внимание на «УСТАВ Международного Военного Трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси». В статье 1 говорится о создании трибунала «для справедливого и быстрого суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси». В статье 18 ещё раз сказано: «Трибунал должен: а) строго ограничивать судебное разбирательство быстрым рассмотрением вопросов, связанных с обвинением». Обе статьи не акцентировали внимание на тщательном исследовании судом в системной взаимосвязи доказательств и исторических материалов, позволяющих точно установить количество евреев, уничтоженных в годы Второй мировой войны, в том числе в немецком концлагере «Аушвиц» (Освенцим).

Юридический статус показаний определялся статусом самого Трибунала, в Уставе которого были такие статьи: «Статья 19. Трибунал не будет связан техническими правилами, касающимися предоставления доказательств. Он примет и будет применять, насколько возможно, ускоренную, а не формалистическую процедуру и примет любой способ, который сочтёт имеющим ценность для доказательства».

В статье 21 поясняется: «Трибунал не будет требовать, чтобы были представлены доказательства фактов, известных общественности, а сочтёт их доказанными. Он также считает подлинными доказательствами документы и официальные отчёты правительств союзных стран».

В связи с необходимостью быстрого суда и наказания главных военных преступников, трибунал не занимался экспертизой имеющихся у суда данных и уточнением общего числа убитых или истреблённых в каком-то концлагере. В юрисдикцию трибунала входило установление преступлений против мира, а именно, планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, военные преступления и преступления против человечности, выражавшейся в убийствах и истреблении гражданского населения. Для достижения этих целей количество истреблённого населения для суда не имело значения, поскольку истребление любого количества мирного гражданского населения являлось преступлением, подтверждений чему было предостаточно.

Таким образом, включённые в приговор Международного военного трибунала многочисленные противоречивые показания, документы и материалы не могут служить вердиктом по вопросу о числе истреблённых евреев, как и представителей других народов.

Из сказанного следует, что никакая итоговая цифра уничтоженных нацистами за Вторую Мировую войну не является установленным Нюрнбергским трибуналом фактом.

В связи с настоящим судебным разбирательством в Перми, уместно отметить, что на 102-м заседании Комитета ООН по правам человека, проходившем с 11 по 29 июля 2011 года в Женеве, было принято следующее обязательное для всех государств, подписавших Конвенцию по правам человека ООН, решение («Замечание общего порядка» № 34): «Законы, которые преследуют выражение мнения по отношению к историческим фактам, несовместимы с обязательствами, которые возлагает Конвенция на подписавшие её государства относительно уважения свободы слова и свободы выражения мнения. Конвенция не разрешает никакого общего запрета на выражение ошибочного мнения или неправильной интерпретации событий прошлого…» (Абзац 49, CCPR/C/GC/34). Здесь же говорится, что преследование за отрицание холокоста является недопустимым для стран, подписавших Конвенцию по правам человека.

Спустя год, 5 июля 2012 г. Совет ООН по правам человека принял резолюцию о праве на свободу слова в Интернете, где косвенным образом также подтверждается, что преследование за отрицание холокоста является недопустимым для стран, подписавших Конвенцию по правам человека.

Итак, документы ООН предписывают отказаться от преследования и признающих, и отрицающих холокост, т.е. не преследовать сторонников различных точек зрения в дискуссии о  холокосте, как истреблении граждан еврейской национальности.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ:

  1. Информации о точном количестве евреев, уничтоженных в годы Второй мировой войны, в том числе в немецком концлагере «Аушвиц» (Освенцим), подтверждённой бесспорными историческими фактами, до сих пор нет. Только тщательное изучение большого количества самых разных исторических источников и документов позволит исследователям в будущем уточнить цифру истребленных евреев, а пока этот вопрос из плоскости судебных разбирательств следует перевести в сферу научных исследований. 
  1. Поскольку Трибунал в Нюрнберге не занимался историческим исследованием, а опирался на отдельные отрывочные документы и очень противоречивые показания обвиняемых и свидетелей, то в материалах судебного процесса фигурируют разные данные, не позволяющие дать точный ответ на вопрос: «Сколько евреев было уничтожено конкретно в Освенциме, в других концлагерях и вообще за все годы войны?» В связи с тем, что в Приговоре Международного военного трибунала в г. Нюрнберге фигурируют противоречивые данные отдельных выявленных документов, показаний подсудимых и свидетелей, то они не могут считаться вердиктом по вопросу о числе истреблённых евреев.

Доктор исторических наук, профессор кафедры древней и новой истории России Пермского государственного национального исследовательского университета

М.Г. Суслов 15 августа 2018 г. (https://roman-yushkov.livejournal.com/261604.html)

* После представления в суд заключения, профессор Суслов был тут же уволен из ПГНИУ. В настоящее время работает в другом пермском ВУЗе.


В продолжение вопроса-ответа "Чьих будет Роман Юшков" представляем для читателя интересное интервью о нём и его борьбе.

Роман Юшков – фигура для Перми известная. 26 сентября 2019 года в большом интервью Properm.ru Роман рассказывает о своей общественной деятельности и деятельности, направленной против строительства Еврейского общинного центра в Перми:

– Бывший эколог, бывший преподаватель, общественный деятель, националист – кто такой Роман Юшков?

– Бывших экологов не бывает, так же, как и сотрудников органов. Глобально экологическая повестка меня продолжает интересовать. В частности, аспекты перенаселения, экологическая миграция… В частности, из Средней Азии в Россию (она явно экологическая, вследствие аграрного перенаселения). Эколог по происхождению, ну и научной степени кандидата географических наук никто не отнимал. На сегодня – общественный деятель, гражданский активист, публицист.

– Аспекты перенаселения вы рассматриваете, как эколог?

– Как эколог, и в том числе, как русский националист, потому что мне не хочется, чтобы происходило это перетекание из полного сосуда в пустой. У них надо развивать левое движение, феминизм – все эти вирусы поразившие «белую» цивилизацию.

– В начале 2000-х вы были всё-таки в экологической повестке в первую очередь, почему позже вектор так сильно сместился вправо?

– Потому что я прошёл некий путь интеллектуального и духовного созревания. Потому что у меня возникло ощущение, что, занимаясь сугубо экологической повесткой, я драю палубу тонущего русского «Титаника» или расчищаю территорию для будущего гунна, который сметёт мою цивилизацию. Будет на сохранённых мною лугах своих баранов выпасать, поэтому приоритеты сместились.

– В 2004 году в одной из своих статей вы писали: «России сегодня нужны мы – радикальные маргиналы». Кто сегодня нужен России?

– Я от этой фразы не отказываюсь, но я бы на сегодня уточнил – радикальные консерваторы сегодня нужны России. В ситуации наступления западной гомореволюции с её продвигаемыми Америкой однополыми браками, с распадом традиционных ценностей, с распадом семьи, с угрозой цветной революции, репетиции которой в настоящий момент проходят в Москве, нужны радикальные консерваторы, каковым я себя осознаю.

– Кого вы ещё можете назвать радикальным консерватором в Перми и крае. Из известных людей, из политиков, может быть?

– По многим вопросам мы сходимся с Окуневым (Константин Окунев – основатель продуктовой сети «Добрыня», в прошлом депутат Заксобрания – Properm.ru), например. Есть люди, которые, в отличие от меня, не совсем комплексно к этой проблеме подходят. Есть люди в сфере охраны историко-архитектурного наследия, например, активно работающие, какой-нибудь Владимир Гладышев (преподаватель, журналист, краевед – Properm.ru), председатель пермского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Лев Перескоков.

Есть люди, которые, можно сказать, самоотверженно и последовательно бьются с наступающим проклятьем ювенальных технологий. Это какое-нибудь «Всероссийское родительское сопротивление», Алексей Мазуров. Но это у них совмещается с совершенно дикой для меня «краснотой» совкового типа.

Почему-то эти же люди боролись против переименования безликой улицы Плеханова в наполненную смыслом, сугубо пермскую улицу Биармскую, каковой она была до революции (предложения о переименовании улицы высказывались в 2012 году – Properm.ru). Эти же люди, «кургиняновцы» (по фамилии лидера движения «Суть времени» Сергея Кургиняна – Properm.ru), условно говоря, боролись против этого и затормозили процесс переименования улицы Луначарского в Вознесенскую.

Есть люди типа НОДовцев (Национально-освободительное движение – Properm.ru): Евгений Злобин, которые сфокусировались на борьбе с цветной угрозой. Всё-таки в поле моего зрения людей, которые системно последовательно стоят на традиционалистско-консервативно-правых позициях я не вижу более, именно правых, потому что любая «левизна» – это, конечно, агент разрушения традиции, мы это понимаем.

– Перейдём к публичным слушаниям. После интервью с председателем «Еврейской общины города Перми» вы написали мне, что хотите высказать свою позицию. Итак, почему центр (Еврейский общинный центр – примечание Редакции) не должен появиться на участке у ДКЖ? Или он не должен появится вообще?

– Понимаете, если бы они эту землю купили бы на аукционе, на торгах, то мы, радикальные противники строительства этого хасидского учреждения, просто не имели бы возможности этому противостоять. Если бы мы побежали в администрацию кричать: «Не продавайте им», мы выглядели бы глупо, как вы понимаете, это было бы незаконно и нелогично.

– То есть вы бы приняли это, никаких протестных акций, высказываний не было бы?

– У нас не было бы инструментов для этого. Но в ситуации, когда участок муниципальной земли кадастровой стоимостью более 73 млн рублей им дарится под предлогом того, что это благотворительная, оказывается, организация, это будет благотворительный центр. В этом я вижу незамаскированную коррупцию и политическое извращение. Когда от еврейского вопроса наши власти приходят в трепет. Идут на любые действия, лишь бы на них не пало мизерного подозрения, что они не лояльны к евреям в любом их виде, в том числе, к американско-хасидской секте, управляемой из Нью-Йорка.

– По поводу бесплатного участка я понял. Что-то ещё?

– Группа аргументов. Конечно, мы категорически против того, чтобы в городе укоренялся еврейский фашизм, а секта любавичских хасидов, безусловно, таковой является. Я говорю совершенно убеждённо, готов в любом месте на любом уровне, на любом суде это доказывать. У них совершенно нацистская идеология, что показано очень солидной психолого-религиоведческой лингвистической экспертизы книги Тания, которую мы организовали. Она была выполнена профессорами, докторами и кандидатами наук. Эта книга является настольной в той самой школе Ор Авнер, которая существует у нас в Перми. Вся эта человеконенавистническая идеология звучит на проповедях Залмана Дайча. Всё это там звучит в полный голос.

* Редакцией «Жизнь Отечеству» была опубликована статья, в которой подробно можно ознакомиться с данной темой «ПЕРМЬ – ХАБАДСКИЙ ПЛАЦДАРМ В РОССИИ?» http://usprus.ru/category/item/4720-perm-khabadskij-platsdarm-v-rossii

– Как вы узнали о том, что звучит на проповедях? Вы бы туда не попали, я так понимаю.

– Разумеется, нет. От тех немногочисленных евреев советского образца, которые на этих проповедях побывали, были шокированы, ушли из хабада и сказали, что это еврейский нацизм.

– Можете их назвать?

– Эти люди не готовы говорить, я не уполномочен. Человека, которого я могу назвать, это Татьяна Кротова (пермская активистка, ярая противница строительства в Перми Еврейского общественного центра и мечети на ул. Крылова – Properm.ru), которая несколько лет там работала, которую перестали стесняться, которая готовила распечатки для этих занятий, которая присутствовала на занятиях лурианской каббалы.

Можно по-разному относиться к евреям. С традиционным иудаизмом (который в городе лет 150 существует) Пермь, в частности христианская, как-то сжилась. Они как-то обтесались, «опермячились». К ним смешанные семьи приходят спокойно. Все, кто в Перми хочет себя считать евреем, их там принимают. У Залмана Дайча жёсткая сегрегация, то есть только евреи по маме являются членами общины, только их детей принимают в детский сад и школу. Под разными предлогами, стараясь не скандализировать ситуацию, всех остальных отсеивают. Татьяна Кротова была вынуждена этим заниматься, она сейчас это признает.

– Кроме её слов, какие-то подтверждения у вас есть?

– Есть ещё целый ряд подтверждений. Наверное, в определённой ситуации я какие-то аудиозаписи, какие-то имена вынужден буду озвучить, но пока люди не давали на это добро.

– На слушаниях вы говорили о том, что обжалуете их результаты, что сейчас с этой историей?

– Мы анализируем ситуацию, мы сейчас делаем запрос (в настоящий момент ещё не подали) на материалы слушаний. Нас не столько интересуют письменные заявления людей, сколько протоколы заседаний, потому что огромное подозрение к тем результатам слушаний, которые были обнародованы. Они не то чтобы против нас, они просто никакие. Там не сказано, сколько против, сколько за. Это странно.

– Кто победил на публичных слушаниях? Со стороны это выглядело так: «звёздная» поддержка сторонников, в том числе профессиональный ведущий, с одной стороны. С вашей – более активная часть, которая очень бурно участвовала в слушаниях и мешала выступающим.

– Мы победили однозначно, потому что мы сорвали их сценарий, который предполагал нас заткнуть и ограничить издевательскими двумя минутами для пары наших ораторов.

– Их было больше, чем пара.

– Если бы зал не настаивал на моём выступлении, выступлении Татьяны Кротовой, если бы не оказывали давление…

– Татьяна Кротова была в списках, вам слово дал мужчина, который тоже был в списке выступающих.

– Так и я был в списках, понимаете, мы все записались, как только слушания были объявлены, мы послали письменное уведомление. На всех других городских слушаниях это означало бы, что нам первыми предоставляют слово – в порядке записи. Слушания были 1 августа объявлены, мы сразу же подали в администрацию Дзержинского района в оргкомитет заявление о том, что желаем выступить, это никак не учитывалось.

– Вы победили в этой акции?

– Да, нам удалось на сколько-то увеличить число наших спикеров, нам удалось на сколько-то продлить регламент выступления, в частности в моём случае, когда зал скандировал, а я не отдал микрофон. Нам удалось создать атмосферу единодушного неприятия этого проекта, атмосферу, которая зафиксирована в видеозаписи.

– Я бы не сказал, что она была единодушная. Многие просили успокоиться, просили остановиться, не мешать выступающим.

– Конечно, многие пытались нас заткнуть.

– Некоторые из тех, кто выступал против строительства, говорили о том, что то, что происходит, это очень плохо, что людям не дают высказаться.

– Я тоже считаю, что это очень плохо, когда людям не дают высказаться, когда в ответ на 20 минутный неадекват с хасидской стороны нам предоставляется две минуты. И то двухминутных спикеров абсолютное большинство было со стороны хасидов и мобилизованых администрацией ТОСов и чиновников, то есть эти слушания были форменным издевательством, но насколько-то нам удалось это издевательство администрации и Залмана всё-таки сломать.

– Три года назад на участке, который выделили под общественный центр, активисты закопали свиную голову. Чья это была идея?

– Вот этих ребят (которые были на видео – Properm.ru). Я не участвовал, но одобрил, я сказал: «Отличная идея».

– Вы считаете, это была удачная акция? К чему это привело вообще?

– Конечно, акция зрелищная, яркая и смешная. Я с самого начала понимал, что это некая наша народная мифология, что закопанная свинья решает проблему с синагогой. Достаточно какую-то молитву прочитать в течение пяти минут и территория очищается. В качестве политического перформанса это была хорошая акция.

– Вы неоднократно говорили о том, что администрация города не даёт вам участок под «Русский центр»? Чем будет заниматься центр, когда и если это случится?

– «Русский центр» будет заниматься сохранением, развитием и актуализацией русской культуры, традиционной русской культуры, а также формулированием, обсуждением, артикуляцией русской политики выживания, русской идеологии. Будет обсуждать решение проблем русского выживания, этнополитической различной проблематики. Это должны быть не сарафаны и кокошники. Конечно, это должен быть и фольклор и традиция, и русская игрушка, и хоровод тоже. Но должна быть дискуссионная площадка, должен быть постоянный форум, прообраз которого где-то в начальном виде закладывался, например, проектом «Русские встречи», который мы с Константином Окуневым в Перми реализовывали.

– Можете немного расшифровать про обсуждение русской политики выживания, как вы себе это видите?

– Например, Пермская городская дума или Законодательное собрание Пермского края собираются принять очередную программу развития толерантности и гармонизацию межнациональных отношений, которые на сегодня преимущественно являются программами укоренения и поддержки диаспор. Эта программа должна пройти широкое обсуждение у коренного населения, мы должны понять, каковы наши приоритеты, должны ли мы играть в эти абсолютно западные «игрушки» с толерантностью, мультикультурализмом. Мы должны без истерики, с привлечением серьёзных академических экспертов, практиков обсудить эту программу в партнёрстве с властью.

– Звучит как такой пермский центр русского национализма, куда иностранцам, иноверцам как будто вход будет тоже запрещён. То же, что сейчас в качестве претензии противники строительства центра высказывают еврейской общине.

– Никоим образом. Конечно, русские должны быть хозяевами в этом доме, так же, как евреи хозяева в синагоге. Как раз для межнационального диалога там должны быть созданы возможности. Я, например, имею весьма широкие связи, в том числе дружеские в пермских кавказских и среднеазиатских диаспорах.

– Может сложиться ощущение, что вы выступаете только против строительства еврейского центра. Но это не совсем так, вы, например, выступали и против строительства мечети на ул. Крылова. Почему?

– Я сразу скажу, что это была не моя история изначально, хотя и мой родной микрорайон.

– Но вы принимали участие.

– Когда я увидел реальный народный порыв, я стал оказывать информационную и моральную поддержку, хотя в инициативную группу я не входил. Я вообще против ислама ничего не имею, религия не хуже и не лучше христианства. Может быть, лучше в том плане, что сохранила свою пассионарность, в отличие от христианства.

Я имею, конечно, против конкретных носителей этой религии в расовом национальном отношении. Я против «чёрной экспансии». Здесь в чём была однозначная правда протестующих против мечети, против которого и нормальный государственный чиновник не может сказать – мечеть рядом с рынком. Рынок является анклавом для всех этих ребят, мечеть этот анклав однозначно уже завершает, окончательно формирует.

– Строительство мечети на Авторадио. Ничего не имеете против?

– Нет. Если бы вдруг там нашлась группа местных жителей, которая выступила бы против, наверное, я бы им тоже помогал.

– Почему?

– Потому что русская инициатива на сегодня – это крайне дефицитная вещь.

– Вы же не будете поддерживать любую русскую инициативу?

– Русская инициатива, направленная на отстаивание своей территории, отстаивание своих традиций, духовных приоритетов – буду поддерживать.

– Национальный вопрос?

– Национальный вопрос, да. Русский национальный вопрос, этнические интересы в противостоянии с чужаками какими-либо, возрождение «русскости», укрепление русской идентичности. Не обязательно противостояние, но этот момент тоже не последний. Русский гараж отставать я не пойду.

– Например, пермские власти выделили участок русской православной церкви, но местные жители против строительства, вы бы помогли местным жителям, вы бы участвовали в этом? Как в Екатеринбурге, например.

– Как в Екатеринбурге – протест организованный еврейством либеральным. Люди были мобилизованы еврейской прессой, еврейской интеллигенцией. В екатеринбургской ситуации я был бы горячо за церковь.

– Если не Екатеринбург. Например, на месте еврейского центра пермские власти разрешают построить православных храм, но местные жители также против.

– Я приму позицию нейтралитета, то есть мне этот конфликт с православным храмом станет неинтересен. Теоретически я могу представить ситуацию, когда, например, сносят какой-нибудь исторический особняк, а на его месте хотят построить церковь. Конечно, я буду за особняк, буду его защищать. Была история в Москве: какой-то батюшка… Ему показалось, что какая-то старая ржавая решётка в его храме ни к чему не нужна, он лучше поставит современную никелированную, блестящую, красивую. А этой решётке было лет 200, он её отпилил. Конечно, этому батюшке я бы дал по голове.

– Про вашу аудиторию. Ваши сторонники сильно повзрослели: раньше это была такая «неформальная» молодёжь, сейчас это все-таки очень возрастные люди. Почему так?

– Изменились формы работы, изменился дух. Раньше это были всякие протестные палаточные лагеря, которые мы устанавливали под стенами Пермского порохового завода, всякие приковывания к дверям администрации. Сейчас всё по-другому. Я с большой грустью гляжу на нынешнюю молодёжь. У многих мозги промыты идеологией толерастии. Они спокойно говорят о некой возможности однополых браков, например. К моему ужасу.

– С возрастной аудиторией проще работать?

– В нынешней ситуации да, потому что юные сплошь и рядом просто безыдейные, в голове каша. С другой стороны юной пассионарности и готовности к поступку я в них тоже не вижу за редким исключением.

– Лет 10-15 назад было очень популярно быть националистом, сейчас мода на «русские марши» прошла. Почему?

– Это очень больная для меня тема. У среднего русского человека нет чёткого понимания и ощущения «своё» и «чужое», которое есть у любого нормального народа. «Своё» по определению дороже, чем «чужое» – так ощущает каждый народ. У русского это нет. Русский – это человек мира, вселенский такой человек.

– Тогда это было очень массово.

– В этом и проблема русского национализма, что он существует как субкультура. Как наколочки, какие-нибудь флажки, какие-нибудь «русские марши». Это для меня грустно и печально.

– Но вы участвовали в «русских маршах».

– Да, участвовал, потому что больше ничего не оставалось. Конечно, я не могу этого не поддержать – это хотя бы какая-то русская активность. На самом деле подлинный национализм, который существует в крови, культуре каждого народа не выражается в виде партий националистических, движений. Нормальный национализм – это поддержать своего, продвинуть своего, это не пустить чужака, это на выборах проголосовать за своего. Это поинтересоваться этнической принадлежностью человека, сделать выбор в пользу своего. Это сделать в бизнесе партнёром именно своего. Это стремиться создать свою родную общину вокруг себя. Это в политике на выборах, на публичных слушаниях, на любом митинге поддержать своего. Это вот национализм нормальный, здоровый. Вот этого сейчас, к великой скорби, у русских вообще быть не может. Этого у нас нет.

– Как ваши родные относятся к вашей деятельности, к вашей позиции?

– По-разному. Для части родных большим ударом стало то, что я свою академическую карьеру прервал, поскольку у меня академическая семья, университетская династия. Предполагалось, что я буду защищать докторскую, стану профессором. Но я понял, что мне это не сильно интересно, мне жизненная практика гораздо важнее, нужнее. Я с этого пути вначале тихонечко стал сворачивать, уменьшая своё университетское присутствие до 1/8 ставки на последнем этапе, а после своей первой уголовной судимости я потерял право на преподавание.

– А по поводу национальной идеи, ваших убеждений?

– По-разному, иной раз разделяют. Часто спорят, часто у нас бывают бешеные кухонные дискуссии. Тут важно, чтобы моя женщина, мать моего ребёнка позицию разделяла, чтобы конкретно с ней не было политических распрей. Но здесь всё в порядке. Мои женщины мной воспитаны политически правильно.

– Вы очень остро высказываетесь на разные темы. Но одна ваша публикация, скажем так, удивила. По поводу кукол барби, которых вы нашли у своей 5-летней дочки, отобрали, хотели отдать «таджикским детям», чтобы они «разлагались».

– Одну уже отдал, вторая валяется на балконе.

– Как вы своей пятилетней дочери объясняли это? Почему вы у неё забираете эти куклы и куда-то отдаёте?

– Я сказал: «Маша, это куклы плохие, они неприлично одеты, хорошая девочка такими куклами не играет». На следующий день принёс ей нормального пупса, которого можно купать, одевать, кормить. Это не было для неё психологической травмой.

– Вы серьёзно отдали куклу?

– Да, абсолютно серьёзно, потому что эти куклы – оружие разложения, которое используется против «белых».

– Я понял вашу позицию, но это же ребёнок. Вы хотите «разлагать» ребёнка?

– Вы так говорите, как будто я ему дал опасную бритву или бомбу в руку.

– Вы же говорите про куклу барби, как про инструмент «разложения», я в общем-то, в том же ключе.

– Кукла барби, игрушечная шлюха, такой яркий образ. Это оружие против рождаемости, против семейных позиций, против патриархальной семьи, поэтому пусть поработает. Тем народам, которые нас сейчас побеждают, колонизируют, пусть помешает это сделать, пусть разложит их сколько-то. Я не понимаю, что вас так удивляет.

– Это ребёнок.

– Именно на ребёнка и надо воздействовать. Те, кто произвёл этих кукол очень хорошо это понимают.

– Хорошо, как ещё допустимо воздействовать на «таджикского ребёнка»?

– Я не собираюсь. У меня нет времени и возможности заниматься с таджикскими детьми, как вы понимаете. Теоретически таджикских девочек нужно воспитывать в духе феминизма, рассказывать им, что карьера – это хорошо, а семья это плохо. Что дома сидят с кучей детей только полные дурочки, всякие старые тётки несовременные. А ты девочка современная, модная, поэтому тебе надо ходить в ночные клубы, дружить с мальчиками, да побольше. Никоим образом не торопиться с рождением детей. По идее их так надо воспитывать. Наших, соответственно, противоположным образом.

– Заключительный вопрос. Какую вы для себя ставите задачу максимум? Чтобы в конце жизни сказать: «То, что я хотел, я сделал».

– Максимально размножиться – не теряю надежду ещё кого-нибудь родить. Сплотить вокруг себя большую многодетную семью с детьми и внуками. В идеале какую-то соседскую общину надёжную, стабильную, гарант безопасности и успешного функционирования в идеале на своей земле в большом доме, среди других таких домов, в русском национальном государстве, где русские, а не евреи и прочие национальности будут хозяевами, как сейчас.

***

Конец интервью


Библейский проект Мироустройства в 2020 году Папой Римским объявлен оконченным. XXI-й Наш Век. 

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.