wrapper

Понедельник, 14 марта 2022 00:00 Прочитано 221 раз

Украинцы: между бандеровцами и русским миром

Когда силовая часть спецоперации закончится, перед нами встанет задача обустройства территории б.Украины. Делать это придётся на фоне массового психоза местного населения, который усугубил процессы бандеризации.

В то же время и среди россиян не хватает понимания сложной структуры местного общества: мы зачастую слишком увлекаемся тезисом об искусственности украинской государственности, что верно, но многие люди там действительно считают украинцами и с ними придётся разговаривать.

В этом смысле очень полезна монография Баранова и Конова «Русская нация. Современный портрет», в которой представлен подробный разбор этнического состава и структуры населения б.Украины. Причём несмотря на то, что книга написана в 2009 году и многое изменилось в худшую для нас сторону, фундаментальные данные не потеряли актуальность, хотя и некоторые выводы авторов спорны.

Приведу отрывок из этой книги, где заключены чрезвычайно важные моменты, которые требуют осмысления для нашей работы с украинцами (полужирным выделено мной).

***

«Украинско-русский вопрос стоит так: будет ли общерусская нация в XXI веке великой нацией и государством, контролирующим всю историческую территорию восточного славянства, или она окажется расколотой на противостоящие народы и государства, одно из которых — Российская Федерация — станет всего лишь средним региональным государством, не адекватным контролируемой территории по своему населению. 

На наш взгляд, русская нация без украинцев вряд ли способна вынести на себе роль крупной современной нации с уникальной евразийской ролью, выдержать и ассимилировать волны мигрантов иного этнического и расового происхождения. 

Для украинцев же возможна перспектива превращения в небольшую европейскую нацию численностью до 15-20 млн человек, выполняющую роль подсобного антропологического материала и рабочей силы для Европейского Союза. Украина тогда превратится в полигон вечной борьбы между лицами, выбирающими по различным причинам между русской и украинской идентичностью.

Украинцы как народность, или всё же нация? Решая этот вопрос, нельзя дать ни положительный, ни отрицательный ответ. [...]

Украинцы давно переросли рамки классической народности: и численно, и территориально, и по продуктам национальной культуры, развитости языка, атрибутам государства, активности националистических кругов. В чём же дело? В русских. 

Всё дело в том, что украинцы в той же мере исторически втянуты в общерусский национальный проект, как и в узкоукраинский. Привлекательность общерусского проекта для большинства украинцев не ниже, чем узкоукраинского. Речь, конечно, не только о хрестоматийных «москалях» и «москальской империи», изображаемых как пугало, но о многих миллионах украинцев, выбравших для себя русский проект, в том числе и как дружбу с Россией.

В результате: русский язык является столь же употребимым, как и украинский, государство на Украине русскоукраинское, а динамичными премьерами националистических правительств являются лица русско-якутского и русско-армянского происхождения. Недаром главная задача украинских националистов состоит в том, чтобы отколоть украинцев от русских-великороссов и построить между ними стену вражды.

Украинская народность имеет некоторые существенные признаки нации и развивается в направлении превращения в нацию: литературный язык, государственность, значительная компактная территория — тем не менее она не обладает культурной однородностью и самостоятельностью как нация. [...]

Кратко охарактеризуем три большие группы украинской народности:

• Западноукраинский субэтнос. Тяготеет к самостоятельной нации центральноевропейского типа, но таковой пока не является. Отличительный признак — русский язык воспринимается как чужой (равно как и культура), хотя степень владения может быть разной.

• Центральноукраинский субэтнос — самая многочисленная этническая группа. Занимает промежуточную позицию между созданием самостоятельной нации и вхождением в большую русскую нацию, в результате чего поддерживает статус народности как исторический компромисс. Отличительный признак — достаточно хорошее владение русским языком, двуязычие. Центральноукраинцы фактически охватывают и восточных украинцев, хотя среди последних явно преобладают украинороссы.

• Украинороссы. Подгруппа центральноукраинского субэтноса, вошедшая в состав русской нации. Отличительный признак — русский язык — родной (официально продекларирован при переписи или является таковым фактически).

Кроме них, на территории Украины проживают русские (великороссы) и небольшие этнические группы и диаспоры, в разной степени включенные в русский этногенез. [...]

Как видно, нет чёткой границы между русской нацией и украинскими субэтносами. Эта граница заметна лишь на дальних полюсах: со стороны великороссов и западноукраинцев.

Распутать этот сложный клубок практически невозможно, не прибегая к новым нагромождениям многообразных «идентичностей» украинца. Единственный выход — расширить границы понятия «русский» и «русская нация» за пределы великоросса, тем самым ликвидируя его отличия от центральноукраинца и по желанию давая им возможность называться и украинцем, и русским.

На практике мы это уже наблюдаем в особом этнокультурном типе русского «южанина» — жителя Причерноморья, которого трудно отнести как к историческому великороссу, так и к украинцу. Он распространён в городских населённых пунктах от Волгограда, Кубани и Сочи до Дуная (запад Одесской области). [...]

Восточные украинцы втянулись в процесс этногенеза более широкой этнической общности — русского народа, а западные украинцы им почти не затронуты. Это, впрочем, не препятствует переходу части «западенцев» в состав русских при переселении в Россию или «русские регионы», а также хорошей адаптации в русскоязычной среде.

Анализ этнической картины Украины показывает, что сегодня украинские субэтносы структурируются по их отношению к русскому проекту и к великороссам по принципу отталкивания-притяжения. Чем дальше на запад, тем эта русская привязка слабее, и больше влияние заграничных соседей. При формировании украинского национализма сильно чувствуется усилие перевести отталкивание от русского проекта в поиск «образа врага» — «москаля» и перенесения его на тех украинцев, которые близки русской нации. [...]

Западноукраинский проект развивался наряду с центральными, но за пределами государства, в котором проживало подавляющее большинство украинцев. С конца XIX века западные украинцы начали оказывать растущее влияние на формирование центральноукраинской народности. Эта ситуация сохранялась вплоть до последнего времени — начала 2000-х гг. Именно тогда чётко обозначилось преобладание западноукраинского вектора, а также стремление слить западноукраинский и среднеукраинский проекты воедино.

Причина смены вектора, на наш взгляд, в том, что среднеукраинский проект (на базе среднеукраинского и восточноукраинского субэтноса) показал свою неэффективность в плане создания украинской нации и ликвидации русской идентичности на Украине.

Практика строительства моноэтнического государства на Украине показала: за среднеукраинской идентичностью скрывается общерусская идентичность. И развитие украинской идентичности в восточном варианте не позволит достаточно быстро и эффективно вбить кол между украинцами и русскими. В какой-то мере всё происходило как раз наоборот: русский язык, несмотря на дискриминацию и вытеснение из официального обихода, развивался, контакты с Россией росли.

Поэтому в действие введена схема 2: ставка на расширение ареала западноукраинского субэтноса и разделение страны по политико-этническому принципу. [...]

С момента установления государственного суверенитета Украины в 1991 году растёт политическое и социокультурное влияние западноукраинского субэтноса. Подчас оно проявляется в довольно жёстких формах: самый яркий из них — перевод вещания телевидения и радио на галицийский диалект с помощью штата медиаработников — выходцев из Западной Украины, навязывание представлений об украинской нации по образу Галицкому.

В отличие от центральноукраинского субэтноса и литературного украинского языка, восходящего к полтавскому диалекту, западноукраинский субэтнос базируется в культурном отношении на надднестрянском диалекте и львовском «язычье».

Независимо от ставящихся и провозглашаемых целей, реальными последствиями этих действий будут:

• консолидация населения западных регионов вокруг западноукраинской версии украинской народности, которая действительно будет всё больше походить на нацию указанного исторического типа. Достижение данной цели является абсолютно реальным и приоритетным;

• усиление влияния западного субэтноса в украинской народности, имеющего цель перенести центр тяжести в украинском этногенезе на запад; в ином случае не достигается цель изоляции от общерусского проекта. Данная цель является динамической, то есть достижение её не гарантировано в полной мере, а есть предмет борьбы;

• откол и изоляция украинцев с преобладающей общерусской идентичностью. Ясно, что данная группа в целом утрачена для вхождения в нацию, и цель состоит в том, чтобы понизить её воздействие на украинскую народность. [...]

...националистами в качестве основной принята линия на строительство украинской нации на южноевропеоидной основе. Каковы мотивы, заставляющие придерживаться её, а также явные и неявные следствия, из неё вытекающие? Среди непосредственно научных мотивов, конечно же, простота теории, позволяющая интерпретировать полученные данные и поставить точку. Но, кроме того, налицо выстраивание логической цепочки: единство Запада и Центра Украины на базе южноевропейского типа — в противоположность великорусскому и белорусскому — создание отдельной украинской нации. 

За ней стоит и практический политико-технологический смысл в использовании некоторых свойств южноевропейской расы для конструирования национальной идентичности (внушаемость, эмоциональная заражаемость, вождизм, склонность к проповедничеству, своеобразный прагматизм). Названные факторы важны прежде всего в раздувании неприязни и ненависти к русским как к другому — чуждому антропологическому типу. Иначе говоря, можно писать рекомендации, на кого делать ставку в национальной борьбе. Присутствие общей антропологической основы русских значительно нейтрализует действие этих факторов. [...]

Ключевым стратегическим вопросом конкуренции общерусского и национальноукраинского проектов на Украине является не вопрос независимого украинского государства, а вопрос языка. Причём это вопрос не об украинском языке, а о русском, о степени его допуска в различные сферы общества. Будучи допущен в ту или иную сферу в качестве свободно функционирующего, русский язык начинает полностью вытеснять украинский, оставляя за ним узкую сферу, которая подчёркивает местную специфику, особенность происхождения и культурного становления данного человека (по сути, диалектная особенность).

Не ошибёмся, если отметим, что стратегической целью националистической революции было создание системы подчинения и дискриминации одной частью населения другой по языковому признаку, что позволило бы закрепить раскол общества и властные преимущества меньшинства, привыкшего традиционно общаться только на украинском языке. Таким образом, русский — это язык свободы общения, а из украинского националисты хотят сделать язык социальной дискриминации, опираясь на совершенно неприменимые к Украине нормы, а иногда и вопреки общепризнанным европейским нормам.

О реальном функционировании двух языков на территории Украины, а также отчасти и в России, можно сделать следующие выводы:

• Русский и украинский языки в реальном употреблении представляют собой единое пространство, то есть фактически единый язык.

• Украинский язык полностью контролирует ограниченные популяции населения на территории Западной и Юго-Западной Правобережной Украины, которые совпадают с ареалом строительства украинской нации, а также отчасти с преобладанием традиционного южноевропейского (балканского) генофонда украинцев. Со временем его ареал сокращается.

• Большинство украинцев достаточно хорошо владеют как русским, так и украинским языком. Почти все представители центральноукраинского субэтноса владеют русским языком. Более чем для трети украинцев русский язык является предпочтительным.

• Русский язык является более современной версией восточнославянских языков, который даёт культурные и коммуникационные преимущества его пользователям.

• Украинский язык является более архаичным вариантом, который сохраняет древние пласты восточнославянских языков, а также особенности традиционного быта на территории Украины, и является большой ценностью.

[...] Государство Украина — как раз тот случай, когда различия между государством, его этническим составом и границами и провозглашённым титульным этносом столь велики, что являются ключевым фактором его внутриполитического конфликта. Развитие конфликта происходит, несмотря на старательно декларируемое единство и на действительное наличие мощных социальных интересов, поддерживающих на плаву единство Украины.

Украина исторически и культурно является русским государством, но со своей особенностью — государством украинцев, входящих в состав русской нации. Современное украинское государство на базе УССР создано не западными украинцами, а совместно украинцами центральной Украины и русскими-великороссами.

Попытки создать государство «чисто украинское», изменить его этническую природу, как мы видели, ни к чему не привели и обречены на провал. [...]

Нельзя согласиться с мнением, что на Украине нет своей оригинальной культуры, что вся она российского происхождения (в действительности совместного: российско-малороссийского). Однако культура Украины, поскольку она отдельна от общерусской, — это культура народности в процессе становления, но отнюдь не нации.

[...] Возможная политическая миссия украинороссов. Украинороссы — люди, сделавшие стратегический выбор (или судьба сделала за них этот выбор), которые способны сохранить Украину на стороне общерусского проекта в XXI веке.

Но выбирать всё же придётся не украинороссам, которых всего 1/4, а основной массе центральноукраинцев, из которых — и именно из них — могут выйти судьбоносные вожди «русской партии» на Украине: украинороссы по духу, но украинцы по рождению и по языку. Это должны быть, бесспорно, образованные люди, украинороссы по призванию, в силу своих убеждений, а не «люди суржика». Именно эти лидеры будут обладать наименьшими комплексами по поводу своей этнической принадлежности и наибольшей политической силой воздействия на население страны.

Что касается массовой опоры этих вождей, то именно украинороссы способны занять твёрдую позицию и повлиять на основную массу украинцев, для которой русско-украинские отношения, равно как и украинские, и русские история, культура, язык, наследие и проч. важны и актуальны.

[...] Как видно, сложность ситуации, сложившейся вокруг украинского этноса, в том, что в нём одновременно происходят два процесса: 1) участие в общерусском проекте; 2) формирование обособленной украинской нации.

За последние 20 лет процесс формирования обособленной нации значительно усилился. В целом в формировании украинской нации работала следующая схема: 

1) массовые движения интеллигенции с этнической окраской
2) создание самостоятельного государства и заинтересованной бюрократии
3) внедрение особого языка и культуры с помощью государственного принуждения. В первую очередь, это тотальный перевод среднего и высшего образования на украинский язык и экспансия в СМИ.

В изучении формирования украинской нации прослеживаются два основных пересекающихся подхода: государство-нация (политическая нация) и этнонация. Вышеописанная схема в целом является схемой политической нации. Она хорошо работает на базе «раскачки» процесса и сохранения признаков украинской народности, колорита, особенностей, однако явно даёт сбои, когда требуется исключить русские элементы культуры, вытеснить русский язык, поразить в правах русскоязычное население в тех регионах, где оно составляет большинство. Проблема в том, что политической нацией на Украине является русская нация под названием «украинского народа» или «народа Украины», а также западное меньшинство, озабоченное политической нацией украинского типа.

[...] К чему же ведёт формирование украинской нации в действительности?

1) Происходит раскол украинской народности. Естественно, никакой единой нации в рамках государства Украина не создаётся, так как это наталкивается на сложившуюся включённость большинства населения в большой русский проект.

Раскол украинцев происходит не только и не столько на Запад — Восток. Решающий процесс — раскол центральноукраинской народности на сторонников интеграции с западноукраинской народностью в рамках вновь создаваемой нации и на противников этого процесса.

Попытка ускоренного превращения народности в нацию с наличием политических и культурных эксцессов вызывает у них растущее неприятие. Эксцессы эти известны: превращение русского в образ врага и вообще агрессивность, атлантическая ориентация, усложнение связей с Россией, увеличение удельного веса выходцев из западных регионов во всех сферах жизни, галицийский диалект, засилье наспех сколоченных культурных продуктов нации и т.д. ...

2) В проекте формирования украинской нации эксцессы совершенно необходимы, чтобы сломать украинский этногенез в том виде, в котором он сложился веками в рамках русского государства. Если не будет этих эксцессов, украинскую нацию сформировать не удастся, за исключением небольшой группы западных регионов. Сломать центрально-украинскую народность, а тех её представителей, которые наиболее к этому склонны, включить в состав нации. Именно это активное и сплочённое меньшинство, опираясь на государства и современные медийные технологии, должно обеспечить политическую гегемонию на всей территории Украины. 

[...]  Анализ украинского национального проекта будет неполным без представления о его главных движущих силах, видящих свой интерес в отделении от русского этноса в той или иной мере. Попытаемся рассмотреть эти силы с точки зрения их реального функционирования.

На наш взгляд, таких сил несколько:

• националистическая интеллигенция (прежде всего «полуинтеллигенция сельского и местечкового происхождения) и состоящие из них партии и общественные структуры;

• государственная бюрократия;

• олигархические структуры (монополистический капитал, сращённый с верхушкой бюрократии);

• крупный и средний бизнес и его персонал.

Характерно, что все эти слои достаточно сильно русифицированы по своей культуре, менталитету. Тем не менее русифицированность как раз связана у них с высоким уровнем украинского национализма, что можно трактовать и как попытку создания для себя некоего эксклюзивного образа русскости, не похожего на остальных, как секрета личностного успеха. 

[...] Наиболее последовательной силой украинского национального проекта всегда была и является националистическая интеллигенция... С известными поправками, внесёнными советской властью и реформами 1990-х, социальный состав интеллигентов-националистов остался тем же. Именно они в 2004 году составили основу массовой поддержки «оранжевой революции» Майдана в Киеве и в ряде областных центров, были лидерами мнений на местах.

Полуинтеллигентский радикализм — это болезнь, беда, а не вина. Он может быть преодолён с развитием личности, если будет направлен в правильное русло. При этом нужно понимать, что на самом деле эти люди по своей судьбе включены в большой русский проект (речь идёт о центрально-украинцах). Они в значительной степени причастны русской культуре и психологии, являются в большой степени русскими, но особыми, со своей особой судьбой, и под влиянием националистического опиума стараются забыть, «вытеснить», стереть эту свою русскую часть, но при этом всё равно общаются на русском языке. 

Многие из них воспитывались и складывались как личности в условиях СССР и начинали профессиональную карьеру в русскоязычной среде. Просто национализм в украинском государстве предоставил нишу для выживания и развития. Отнять её — значит сделать их смертельными врагами всего русского. Но можно предоставить и другую нишу, переключить её на другой, более широкий общерусский контекст с заманчивыми перспективами. Благо, такая среда на Украине существует и весьма широка.»

 

https://russkiy-malchik.livejournal.com/1071227.html

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Все фотографии, изображения, тексты, личная информация, видеофайлы и / или иные материалы, представленные на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", являются исключительной собственностью владельца домена usprus.ru (за исключением материалов переопубликованных из иных источников, с правом публикации, либо авторские тексты, иной материал, переданные для публикации авторами).
Авторские права и другие права интеллектуальной собственности на все материалы, содержащиеся на электронном вестнике "Жизнь Отечеству", принадлежат собственнику домена usprus.ru, либо авторам публикаций, переданные для публикации на электронном вестнике "Жизнь Отечеству".
Использование вышеуказанных материалов без разрешения главного редактора электронного вестника "Жизнь Отечеству" является незаконным согласно ГКРФ.